+7 978 829 2304
администратор
пн - сб (с 9.00 - 21.00)

Мужчины в восточном танце

Попросите среднестатистического американца описать танцовщика, и вы услышите что-то вроде «Он высокий, изящный и грациозный, у него крепкие ноги и сильные руки». А теперь спросите того же человека о танцоре белли-дэнса, и в ответ вы получите всего лишь удивленное «Что?». Не стоит удивляться, все довольно просто: если мужской вклад в другие области танцевального искусства – общепризнанный факт (вспомните хотя бы Фрэда Астера, Михаила Барышникова, Савьона Гловера и т.д.), то беллиденс, или танец живота, пока еще считается женской прерогативой.

Конечно, любой знакомый с историей восточного танца знает, что традиционно мужчины принимали участие почти во всем, что включает в себя это довольно широкое понятие. Более того, любой знакомый с современной сценой восточного танца в США знает, что все больше и больше мужчин выступают как с сольными композициями, так и в составе группы. Они могут танцевать все – от индейских танцев до Ракс Шарки. И если словосочетание «танцор беллиденса» режет слух простого обывателя (знакомого с танцем живота только по мультипликационному сериалу «Я мечтаю о Дженни»), то для настоящего знатока в нем нет ничего удивительного, ведь беллиденс – всего лишь одна грань невероятно многогранного мира танца.

Асим аль-Талиб – один из тех, кто помогает сохранить традиции древнего искусства в 21 веке. С 1996 года он танцует и учит других танцевать восточные танцы в Шарлотте, Северная Калифорния. Как и большинство американцев, он впервые познакомился с восточными танцами благодаря телевидению, но не в пример многим увидел не просто танцора, но и сам танец.

«Первый раз я увидел танцора беллиденса в теле-шоу «Свич», и тогда мне открылись неисчерпаемые возможности этого искусства», – говорит он. – «Ты можешь выйти за рамки западного стиля жизни, и танцевать экзотический, уникальный и энергетически сильный танец. Танец, который позволяет выразить себя, свою сущность, и создать свой неповторимый стиль. Танец, который не старается тебя переделать».

Асим аль-Талиб уверен, что возможность выразить себя – одна из наиболее привлекательных черт восточного танца.

«Это танец на грани сложности и простоты», – признается Асим. – «Он полон настоящего, глубокого эмоционального содержания, которое необходимо выразить. Говорят, что невозможно научиться танцевать ракс шарки (арабское название танца живота), если у тебя нет жизненного опыта, и что он очень похож на блюз или джаз. Восточные танцы, как и оба эти музыкальные направления, практически бесконечны в своих возможностях, потому что всегда сохраняют свою суть – суть свободно покачивающихся бедер».

По словам Аль-Талиба, лишь незначительное число из изучающих сегодня возможности восточного танца – представители сильного пола.

«Я бы сказал, что пропорции примерно 100 к 1. Число танцоров белли-денса неуверенно, но растет. Это все, что я могу сейчас сказать. Однако я не вижу настоящего бума. Мужчины еще не видят себя в этом танце, не понимают, что они могут танцевать беллиденс. Так что сама пропорция остается неизменной».

«Откуда мне знать?» – добавляет он. – «Ну, начнем с того, что на большинстве семинаров у меня есть эксклюзивное право пользования комнатой отдыха».

Хотя ряды танцоров беллиденса не слишком многочисленны, их греет мысль о том, что среди них наиболее известные танцоры восточных танцев в мире. Такие как Махмуд Реда, например, который в 1959 году на своей родине – в Египте – организовал первую труппу народного танца, в которую входили как мужчины, так и женщины. Реда профессионально занимался танцами с юношества, однако в середине своей карьеры сделал паузу и отправился в путешествие по Египту, собирая народные танцы, а затем совершил мировое турне, представляя восточный народный танец как искусство, заслуживающее уважения.

Йосри Шариф – еще один египтянин, прибывший в Америку в 1981 году, уже будучи всемирно известным. Им восхищались не только как превосходным танцором, но и как талантливым учителем и хореографом. Он также путешествовал по миру как сам, так и с Танцевальным Ансамблем Йосри Шарифа. Не менее известен и Горацио Сифуэнтес, уроженец Колумбии, который открыл для себя восточный танец во время пребывания в США. Сейчас же танцор живет в Германии. Изначально он занимался балетом и фламенко, однако он каждый год гастролирует по миру со своей женой Беатой и их грандиозным шоу восточного танца «Восточная фантазия».

Почему же тогда, несмотря на такое количество известных танцоров-мужчин, беллиденс до сих пор считается сугубо женским занятием? Тариб Абд Эль Малик, танцор, учитель и исследователь восточных танцев, дает ответ на этот вопрос в своей статье «Восточный танец: это не только для женщин (и никогда не было только для них)».

Кроме обзора истории мужчин в восточном танце (как в профессиональной, так и в любительской сферах), он так же рассказывает о том, что современное понятие танцовщицы белли-дэнса в ночных клубах – это продукт западного колониализма.

Это не означает, что движения танцовщиц были придуманы Западом – они полностью совпадают с традициями беллиденса, однако весь антураж, включая гаремный костюм, состоящий из юбки и лифа, музыкальная аранжировка, присущая клубной музыке, и сама идея женщины, танцующей для удовольствия мужчины, был придуман в Египте в начале 20 века для удовлетворения аппетита британских туристов, жаждавших восточной экзотики.

Британцы, а позже и весь западный мир, наивно приняли это за истинный культурный артефакт, и таким образом, роль мужчин в Ракс Шарки была утеряна.

Так что это только справедливо, что именно в Америке – самой западной из всех западных стран – мужчины начинают возвращаться в восточный танец. Более того, многие мужчины, начинающие танцевать беллиденс, даже не подозревают о том, что представители их пола традиционно танцевали восточные танцы, и это еще одно свидетельство их непреодолимой притягательной силы.

Мужчин привлекает музыка, красота и сложность движений, возможности общения, и то, что Аль-Талиб называет «принцип свободно покачивающихся бедер».